Земля – лишь арена, на которой Солнце, растения и влага благодаря труду почвы – плодородию и с помощью труда людей превращаются в поток определённой пищи. Энергия прошлого урожая включает круговорот веществ, благодаря которому запасается энергия нового урожая. Везде, где Солнце может использоваться растениями, люди могут создать устойчивый круговорот органики, восстановить плодородие почв и превратить даровую энергию Солнца в пищу, которой с избытком хватит на всех.

Пока мы не уясним, что наша цивилизация непосредственно зависит от плодородия почв, пока не признаем в микробах экономически равных себе, а фактически – господствующих над нами партнёров по сельхозпроизводству, пока не начнём честно платить им за их труд их валютой – органикой, так и будем ходить по краю, нагнетая мировую напряжённость. Осталось, впрочем, недолго: третьи страны выпахать, и всё.

Распаханная целина не виновата в том, что её распахали. Хотим мы того или нет, но, как и миллионы лет до нас, степная почва привыкла ежегодно получать всю органику, что родила степь. Чтобы снова помочь её родить. Главный для плодородия круговорот – круговорот органического вещества.

Но какая органика для нас важнее?

Органика находится в двух энергетических состояниях:

1. Гумус.

2. Неразложившиеся органические остатки (далее – органика).

Гумус – продукт глубокого распада органики. Энергетически он почти уже инертен, в нём нет углеводов и белков, и микробы его почти не едят. Вся энергия для микробов и червей – для круговорота – для плодородия – для выращивания пищи – для экономики – законсервирована в «свежей» органике: остатках растений и фекалиях животных.

Это почти вся летняя энергия Солнца, усвоенная на данной площади. В средних широтах – до 400 ккал/кв. м в год, в тропиках – впятеро больше. Мощнейший поток энергии! Куда же она тратится?

Примерно двадцатая её часть закрепляется в веществах гумуса. Вся остальная энергия идёт на интенсивную трансформацию органики, разложение её до гумуса. Всё это корм для микробов, топливо для их труда. Растения могут усваивать солнечную энергию прямо. Но почти все микробы, целиком обеспечивающие их жизнь, – только через органику. Всё просто. Энергия воспроизводит энергию. Органика рождает новую органику. В глобальном смысле, сколько прошлогодней органики сгнило, столько её на будущий год и вырастет.

Распад органики – взрывной биологический процесс. Он идёт в сотни раз быстрее минерализации гумуса: 90% растительных остатков сгнивает за одно лето. Почвенный персонал ест, множится и вкалывает! Зачем? Затем, что сам процесс этого распада и есть наилучшие условия для роста и продуктивности растений. Работая на растения, микробы работают на себя. Мудро! Мы так не додумались. Десятилетиями мы изливаем на поля массы энергии в виде горючего, химии, техники и бессмысленного труда, страдаем от дороговизны (а как же!) и дефицита пищи. И всё почему? Потому что только отнимаем у поля прошлогоднюю энергию Солнца. А отняв, пытаемся восполнить её всякими суррогатами, от которых почва только страдает. Далеко ли мы ушли от погибших цивилизаций?

Рассмотрим вопрос растительного питания детальнее.

В начале девятнадцатого века Тэер увидел и всем показал: растения всегда тем пышнее и развитее, чем больше в почве находят гумуса. С тех самых пор гумус для почвоведа – идол. В смысле пользы мы почти не различаем гумус и прочую органику – перегной, компост, а рядом с ними и навоз. Что может дать органика? И мы без запинки: гумус и питательные элементы!
А главная ценность органики – энергия остаётся для сельскохозяйственной науки до сих пор невидимой. В результате в опытах по гумусу можно не учитывать растительные остатки (как когда-то Тэер!) или до предела минерализовать компост - и удивляться, что на нём ничего не растёт. Многие исследования давно и предметно показали: гумус скорее честный свидетель плодородия, нежели его причина. В целом это уравновешивающе-физическая и буферно-обменная среда.

Биохимическая активность гумуса очень мала, микробами он почти не разлагается. Поэтому и накапливается в почве, более того, создаёт залежи торфа или углей. В круговороте органики он практически не участвует и на урожай прямо не влияет. Торф и бурый уголь – чистый гумус, до 60 - 90% гуминовых кислот, но что на них растёт?.. Гумус может накапливать запасы питания, но сам он их не отдаёт.

Гумус не причина, а следствие высокого плодородия.

Целина даёт большие урожаи не из-за гумуса, а из-за органики, о присутствии коей он свидетельствует. И лишь до тех пор, пока она есть! Сам же гумус не главный фактор плодородия, хотя и благоприятное условие его повышения. На гумусированной почве круговорот органики окупится лучше и быстрее. Однако факт: урожаи намного больше зависят от культуры земледелия, чем от гумуса. Примеров тому - тьма. Известно: черноземы Украины с 4 - 6% гумуса давали более высокие урожаи, чем черноземы лесостепного Поволжья с 10 - 15% гумуса.

Сейчас мы возвращаем в почвы 20 - 30% растительной биомассы – в основном корни и пожнивные остатки. Этого слишком мало. Чтобы сохранять плодородие, нужно возвращать почвам и весь навоз, и фекалии, и все растительные отходы. Для урожая зерна в 25 ц/га растениям нужно около 100 кг макро- и микроэлементов и около 1000 кг сухой органики для получения СО₂ и микробного сервиса. При этом минеральное питание обеспечивается самым дешёвым и безопасным способом: путём воздействия микробного распада органики на почвенный поглощающий комплекс и почвенные породы.

Наука уверяет нас, что органику урожая в свежем виде вернуть невозможно: она ведь «отчуждается у сельхозземель необратимо». Это ложь. Биомасса растений никуда не девается, почти вся она остаётся в виде навоза, фекалий, сточных вод и отходов промышленности. Мы просто не желаем возвращать её на поля! Ведь наука не ставит такой задачи. «Необратимость отчуждения» - просто констатация варварского примитивизма нашего земледелия.

По расчетам, применение минеральных удобрений вместе с нейтрализацией их вреда стоит сейчас втрое дороже, чем организация постоянного возврата органики. И, если в наших призывах к стабилизации общества есть хоть какая-то доля искренности, мы должны начать с основы нашего выживания. Почвам должно возвращаться практически всё, что на них выросло, в любом виде. Более того, использование любых отходов растениеводства куда-либо, кроме поддержания плодородия, должно считаться преступлением, ибо ведёт к оскудению почв.

Н. КУРДЮМОВ (извлечение из статьи «Экономика земледелия без иллюзий»)

www.kurdyumov.ru